среда, 1 июля 2015 г.

Сурен Золян: Осторожно: высокое напряжение!

«Высокое напряжение» — этот плакат был вывешен перед участниками вначале не очень многолюдной сидячей забастовки в Ереване против повышения тарифов на электроэнергию. Плакат был единственной защитой ещё совсем юных ребят и девушек от полицейских дубинок.

И 23 июня этот плакат их не защитил. Молодёжь разогнали водомётами, дубинками, две с половиной сотни человек были арестованы. Теперь сама полиция осознала, что её действия только усугубили остроту противостояния. Главный полицейский Армении признал, что и в работе полиции бывают недостатки. Дескать, и на солнце есть пятна. А сам он в душе был за митингующих. То ли ещё будет...

К сожалению, не было (и всё ещё нет) должной осторожности в подходах не только у полицейских в штатском, но и не-полицейских штатских — разного рода политологов и журналистов, которые ищут в Ереване следы Майдана и американского заговора. Там, где есть общая проблема, если не беда.

Подобным аналитикам предлагаю решить простейшую задачу.

Отвлечемся от реалий. Представьте — в некотором царстве-государстве существует компания, которая сама ничего не производит, а является всего лишь монополистом-посредником между производителем и потребителем, то есть монополистом в квадрате. Если учесть, что речь идёт об электроэнергии, то есть продукте, который производитель не может складировать и (кроме ТЭЦ) не может не производить, а потребитель не может не потреблять, то эта компания должна процветать. Первый вопрос: сколько нужно воровать, чтобы такая компания работала с огромными убытками и накопила бы многомилионные долги?! Второй вопрос: сколько надо иметь наглости и бесстыдства, чтобы эти долги выставить в качестве обоснования для повышения тарифов, угрожая в противном случае прекратить покупать и поставлять электроэнергию? Теперь третье. Поменяются ли наши ответы, если выяснится, что эта компания оказалась российской? Неужто это что-то меняет?

Возникает и третий вопрос, теперь уже к российским журналистам и политологам: каким надо быть «честным идиотом» или прожжённым циником, чтобы интересы этой компании отождествлять с интересами России? Уж если и искать «врагов России» и «американских диверсантов», то начать следует с руководства этой компании.

Теперь конкретизируем: страна — Армения, компания — «Электросети Армении», стопроцентная «дочка» Интер —РАО- ЕЭС. Работает в себе в убыток — что ни год, то убытки примерно в 25 миллионов долларов (хотя по отчётам Интер Рао—ЕЭС она работает с прибылью). Это при том, что в Армении реально сейчас живёт не более двух миллионов человек. Ещё одна из загадок. При том, что плата за электроэнергию — самая высокая в СНГ. Семь лет назад в Грузии плата за электричество была в полтора раза выше, чем в Армении. Сейчас — вдвое ниже. Но в Грузии аналогичные компании процветают.

Воруют? По официальным данным, потери составляют 13 % (допустимые нормы — не более 5 процентов). Какая разница — эти проценты разворовали или они просто пропали по дороге от производителя к потребителю (а территория Армении крошечная — всего 30 тысяч кв. км). Платит-то всё равно потребитель.

От плановой экономики компания оставила себе один норматив — на прибыль. Прибыль не может быть ниже 10 процентов. Что же получается — чем больше себестоимость, чем больше расходует кампания, тем выше будет прибыль. И правительство радуется — чем выше цены, тем выше и НДС, казна обогащается, и на эти деньги всегда можно докупить бронированные «Мерседесы» или за рубеж отправиться — например, изучать антимонопольное законодательство.

Идиллическая армяно-российская гармония. Проблема лишь одна: население не в состоянии платить, производимая продукция дорожает и становится неконкурентопособной, предприятия закрываются, растет безработица, миграция и т.п. В такой ситуации неизбежно, что потребление энергии падает, следовательно, доходы уменьшаются. Что делать? — Повышать тарифы. И с периодичности раз в два года тарифы повышают на 7-8 процентов, благо что регулирует это «независимая» комиссия, которая сначала поворчит немного, но потом послушно утверждает то, что ей предлагают.

Почему эта схема не сработала на этот раз? С одной стороны, кризис, с другой, — растут аппетиты, и требуются уже двузначные цифры. Для публики был разыгран дешёвый спектакль. Компания на этот раз запросила повышения аж на 40 % . На что правительство и комиссия сказали: не более 17 %. Родное армянское руководство защитило своих потребителей от «плохих русских», так что население должно было вздохнуть с облегчением: 17 % — это вам не 40%. Высшие лица государства , премьер и депутаты, председатель комиссии-регулятора ещё до решения комиссии подсчитали всё с точностью до сотой доли процента и заявили: да, в компании плохой менеджмент, но мы не допустим, чтобы наш армянский потребитель платил за роскошные машины и плохой менеджмент. Костьми ляжем, но не допустим. Как говорится, НО ПАСАРАН. Но уж 17% — это по справедливости. Так что, дорогой армянский народ, гони монету.

Замечу, что две комиссии Общественного совета (армянский аналог Общественной палаты), изучив вопрос, пришли к единогласному выводу: никаких новых оснований для повышения тарифов нет; предыдущее повышение на 8 % всего полтора года назад должно с лихвой перекрыть издержки.

Народ, однако, не понял всей самоотверженности правительства. А кроме того, «плохая российская компания», видимо, обидевшись на некоторые выступления чересчур уж ретиво вошедших в роль депутатов от правящей партии, мягко намекнула правительству, что так дела не делаются. И, огрызнувшись, кое-что опубликовала. Что в эту цену входят прощённые (по просьбе правительства) долги химическим гигантам (руководитель — брат бывшего премьера Армении, ныне посол в США), лидеру стройиндустрии, курируемой ближайшим окружением президента и многое другое. Ну, и для разнообразия — постановка балета «Спартак». И это всё — только документально подтверждённые данные. Не говоря о том, что самая низкая себестоимость — у электроэнергии, производимой гидроэлекростанциями, а владеть ими — это привилегия правящей партии. Так, недавно была приватизирован крупнейший комплекс — Воротанская ГЭС, где себестоимость в несколько раз ниже действующего тарифа. Чтобы обойти закон, продали не саму госкомпанию, а её ...имущество (турбины, плотины, водохранилище, здания и т.п.) Всё остальное осталось у государства. Продали американцам, объяснив народу, что делается это «в целях диверсификации энергетики» (не все же русским отдавать). Правда, выяснилось, что эти «американцы» — на самом деле офшор, контролируемый видным армянским политическим деятелем (не будем торопиться называть имя, хотя в армянской прессе оно уже почти прозвучало ). Так что и армянские власти не лыком шиты. И уже после принятия решения о повышении тарифов одна песня — о том, что это неизбежно, иначе энергетика развалится.

Так что схема классическая: «Ты — мне, я — тебе». А кто против, тот пособник бендеровцев, агент американского империализма и русофоб.

Я с самого начала ожидал, что и власти Армении, и руководство компании повернут дело так, что всё на проспектах Баграмяна и Маштоца затеяли американцы, чтоб наказать Армению (и её пророссийское руководство) за вступление в Евразийский экономический союз. Естественно, это куда проще, чем объяснить и ответить на приведённые в начале статьи вопросы.

Трюк не удался. Общество в лице молодёжи потребовало ответа и отмены решения. Каким образом — это не их дело, пусть отвечают те, кто довёл ситуацию до такого состояния. Власти ответили решительным «нет», разогнав молодняк водомётами, арестовав 247 человек. Они думали решить проблему ТАК. Это ожидалось — в последние годы власти Армении привыкли решать проблемы арестами и террором . Благо армянский суд столь же независим, как и «независимая комиссия-регулятор». И это до сих пор достаточно удачно действовало. Полицейская дубинка и тюрьма были восприняты властями как главный инструмент решения социальных и политических проблем. Сегодняшняя Армения — самая полицейская страна в мире по количеству стражей порядка на душу населения (один полицейский на тысячу человек, в три раза больше, чем в России, в 3,5 — чем в США).

И — впервые — это не сработало. На этот раз правительство имело дело не с партиями, лидеров которых можно купить, запугать, наконец, подбросить наркотик. Оно имело дело с народом, который наконец нашёл в себе силы заявить «Я — против» (это — лозунг движения). На следующий вечер к молодёжи присоединились многие из тех, кто до этого предпочёл наблюдать со стороны. Власти растерялись, выпустили арестованных, заговорили о справедливости требований, о том, что и они против повышения.
Высшее российское руководство проявило сдержанность, заняло взвешенную позицию.

Пресс-секретарь президента озвучил позицию В. Путина: всё должно протекать в рамках закона. МИД России в лице замминистра Г. Карасина заявил, что не располагает какими-либо данными о вмешательстве внешних сил и наличии «майданных» тенденций. К сожалению, этот подход не стал определяющим для российский СМИ и ряда политологов. Удивительно, как беззастенчиво можно лгать даже при нынешней степени прозрачности происходящих процессов , когда всё происходящее можно наблюдать в режиме реального времени. Рекорд побила государственная телекомпания «Россия». Присланный из Москвы корреспондент с армянской фамилией (якобы местный) говорил о нападении разъярённых молодчиков на полицию, после чего ей, бедной, пришлось защищаться. Этот оборотень, видимо, воспользовался несработавшим сценарием. Наверно, так хотели представить дело разработчики операции: более ста человек отправили в наркологический диспансер на экспертизу, сразу после разгона демонстрантов появились следователи, которые то ли сначала нашли, то то ли потом потеряли кастеты и ножи. Рыщущие среди демонстрантов и беззастенчиво вопрошающие «Вы на кого работаете?». Иными словами, российские журналисты симпатий к России явно не прибавили.

То же можно сказать и о политологах. Один из самых известных американских специалистов по региону Пол Гобл правильно заметил: события в Ереване полностью отличны от украинских, но упорное желание видеть в Ереване майдан и антироссийские настроения может сделать этот фантом реальностью. А перед тем, как углубляться в то, чем занимается посольство США в Армении (разумеется, эти люди свое дело знают ), стоит узнать — а чем же в конце концов занимается российское посольство и многочисленные организации при нем?

Единственное, в чём можно согласиться с ищущими «майдан» российскими политологами: дело тарифами на электроэнергию не ограничится. Сегодняшняя ситуация в Армении невыносима, миграция приняла характер депопуляции. Повышение цен на электроэнергию повлечёт за собой нелинейное увеличение цен на всё остальное, и сделает неконкурентоспособным и без того влачащий жалкое существование армянский экспорт. Почти каждый житель Армении сегодня стоит перед дилеммой: мигрировать на чужбину или нищенствовать в родной стране. Прежний премьер выразился так: пусть уезжают, а то ещё революцию тут устроят. Этот человек сейчас уехал сам (это уже упомянутый посол в США), но его идеи живут и процветают.
Молодёжь приняла вызов и ставит вопросы по-иному. Она хочет жить в Армении, но жить достойно. Надо ли в этом усматривать «антироссийскую» позицию и поддерживать тех, против кого сегодня выступает армянское общество?

Понятно, когда провалившее всё и вся руководство российской (чисто номинально) компании пытается отождествить свои шкурные интересы с государственными и геополитическими интересами России. Но стоит ли потакать таким тварям (божьим)?

Понятно, что нынешней полуграмотной и вороватой армянской политической «элитой» управлять намного проще, чем образованными, достойными и честными людьми. Но почему стало привычным, что российские интересы может представлять только всякого рода мразь, ненавидимая собственным народом? Разве мало примера Януковича? Солидаризироваться с ней — вряд ли после этого можно ожидать народной любви.

Проблема эта не нова. Еще великий Грибоедов, один из архитекторов российской политики на Кавказе, писал, какой вред наносят России русские чиновники, выгнанные из России за взяточничество или приехавшие быстро получить чин и вовсе не думающие, что будет после их отъезда: «...выходцы из России, заметные по отсутствию полезных и похвальных качеств, водворяют токмо безнравственность, и без того уже глубоко вкоренённую в Азии» . Учитывая сегодняшние реалии, стоит разве что заменить «Азию» на Евразию. И не надо возникший в Армении синтез российской и армянской «безнравственности» при «отсутствии полезных и похвальных качеств» возводить в ранг геополитической ценности и выдавать за проявление вековой российско-армянской дружбы. Как раз напротив — удивительно, насколько крепка связь между нашими народами, если она выдерживает испытание этой адской смесью!
Ереван.

СУРЕН ЗОЛЯН,
Член Общественного Совета Республики Армения.